Книги и диски

Я у мамы дурочка

Цена: 280 руб.

Славчо

После пятичасового чая две молодые женщины, которые отдыхали в болгарском доме творчества писателей, бросались к автобусной остановке и ехали на местный ипподром.

Я попала в этот дом творчества случайно, хотя, как я уже говорила, я не верю в случайности.  Одна из женщин, Таня, жила здесь с мужем и пятилетним сыном, а София, как и я, была свободна от всяческих семейных уз.

Я даже не завидовала, что толку. Я с радостью прокатилась бы на яхте. Или прыгнула  с парашюта, но я чётко сознаю, что мне это не светит.

Ездить верхом! Как я мечтала об этом в юности! Я смотрела в щелку манежа, где тренировались мои друзья. И я могла бы! В то прекрасное время это было бесплатно, мамино разрешение, и всё. Мама не разрешила….

Сейчас, наверно, это стоило немалых денег, которых у меня не было. Я не страдала от этого.

Просто смотрела, как они убегают и возвращаются к ужину — оживлённые, уставшие немного.

Наверно, всё же что-то было в этом моём взгляде, потому что Таня сказала как-то:

— Светлана, поехали с нами. Ты когда-нибудь ездила верхом?

— Не посчастливилось. Я бы с радостью, но это, наверно, страшно дорого?

— Да, это дорого — для немецких туристов.  А нам разрешают ездить бесплатно. Так поедешь?

— Спасибо!

Несколько слов по-болгарски, из которых я понимаю только одно — «рускиня». И Таня переводит мне:

— Это Славчо, инструктор. Он прекрасно говорит по-русски. И у тебя будет самая тихая лошадка, не бойся.

— Я и не боюсь.

Славчо был высок и красив, как Бог. Я не видела некрасивых болгар.

Он улыбнулся белозубой улыбкой и помог мне сесть в седло. Господи, какое счастье! Сколько мне его выпало в жизни!

Через толщу лет душа моя помнит это ощущение полного, совершенного счастья … Лошадка моя послушно и осторожно ступает по жухлой осенней траве, по опавшей листве в перелеске…

Славчо ехал следом — тропинка была слишком узкой. Конь был  ему под стать, рослый гнедой красавец. Он всё норовил сорваться в галоп, но Славчо сдерживал его. Мы ехали молча. Когда позволяла дорога, он нагонял меня и ехал рядом. И молчал. Наверно, у меня было счастливое, счастливое лицо…

Сколько прошло времени? Не знаю, только я не заметила, как стемнело.

Мы выехали на поляну. Горел костёр, и трое мужчин сидели вокруг него на брёвнышках.

Дальше всё произошло мгновенно. Лошадка  моя встала на дыбы, я оказалась у неё под крупом, нога застряла в стремени…

И сразу же я оказалась на твёрдой земле, и Славчо крепко- крепко обнимает меня за плечи.

Но я уже испугалась. Я испугалась не под лошадью, а на земле. Меня бьет дрожь, и Славчо обнимает меня, чтобы унять её.

— Ну, ну, успокойся, всё же позади. Ты просто слишком близко подъехала к костру.

Мою лошадку тоже бьёт дрожь, и один из  мужчин держит её за поводья, гладит по шее, и успокаивает ласковым голосом по-болгарски. А она смотрит на меня своим изумительным иссиня-чёрным глазом испуганно и виновато.

— Что, сильно испугалась? Не придёшь больше?

— Если позволите, приду…

— Когда наездник падает с лошади, надо идти в ресторан, — заявил вдруг Славчо. И все поддержали его.

Я растерялась. Я должна повести Славчо в ресторан? Но у меня же нет  денег!

Я не поехала на ипподром назавтра. Я бы села на лошадь, страха не осталось, только бы мне позволили.

Но ресторан! Я понятия не имела, сколько стоит ужин в болгарском ресторане!

Девушки вернулись, как обычно, к ужину.

— Славчо жалел, что ты не приехала. Зря ты его обидела. Он же тебя в ресторан приглашал!

— Я так поняла, что это я должна была пригласить его в ресторан. А у меня совсем денег нет…

— Да ты что! У нас девушки не приглашают мужчин.

Назавтра Таня сказала:

— Славчо велел тебе передать, что он не конюх, а чемпион Болгарии. И с ним так нельзя.

— Танечка, я пойду с ним в ресторан! Даже если бы он не был чемпионом.

— Он заедет за тобой в восемь. Я сейчас позвоню ему.

Он приехал на своей машине, с цветами…

Дорога была пустынна. Славчо молчал и улыбался. Я спросила — просто из вежливости:

— В какой мы едем ресторан? В город?

— Мы едем на виллу.

— Какая вилла, Славчо? Я ведь согласилась на ресторан.

— Жалко. Нам было бы очень хорошо…

— Я не могу,  Славчо, простите меня, пожалуйста!

— Нет проблем. Ресторан, так ресторан.

Он круто развернул машину.

Ресторан у дороги был небольшой, десяток столиков, но вывеска гласила, что это именно ресторан, играл небольшой оркестрик. Мы пили вино, смеялись. танцевали, и разговаривали, как старые знакомые. Тень виллы растворилась, как мне казалось, окончательно.

Но вдруг посреди очередного танца он вдруг рассмеялся:

— У меня сегодня первый почивен ден с шестнадцати лет.

— Что это значит?

— Выходной. Первый день без женщины.

Недавно я разбирала архив, и нашла записку от него — адрес и фраза по-болгарски:

Изпрати ми една твоя фотография…»

Вернутся к списку